— И чем ты, девонька, до 32 лет занималась, что у тебя даже трудовой книжки нет? – спросила Анна Макаровна.

2067

— И чем ты, девонька, до 32 лет занималась, что у тебя даже трудовой книжки нет? – спросила Анна Макаровна. Наташа – светловолосая, худощавая девушка покраснела. Такой вопрос ей задают везде, куда бы она ни пыталась устроиться. Трудового стажа у Наташи, действительно, нет. Да и откуда ему появиться, если она всю взрослую жизнь работала дома – на семью.
Замуж Наташа вышла в восемнадцать лет. После школы успела только год поучиться в техникуме на экономиста, а потом вышла замуж и бросила учебу. Родила дочку, потом сына, занималась детьми, хозяйством. Наташа родилась и выросла в далеком от городской жизни селе, которое находится в подтаежном районе. Будущего мужа встретила там же. Борис приехал с родителями в их село еще молодым; сразу заметил хрупкую Наташу. Встречал ее у клуба, у дома, караулил везде, где мог. Завоевал девушку своей напористостью, а где-то даже наглостью. Коренастый молодой мужчина ревниво и со злостью смотрел на всех парней, которые оказывались рядом с Наташей. Когда они поженились, то жить стали отдельно от родителей. С одной стороны, это хорошо, а с другой стороны – плохо для Натальи. Муж оказался домашним тираном, и с годами становился все жестче. Все его время уходило на работу водителем и на охоту. Он уходил, порой, из дома на неделю, наказывая жене, чтобы дом был в порядке. Поэтому Наталье некогда было работать, к тому же за хозяйством надо было смотреть и огород садить, грядки полоть. Пойти наперекор мужу она не осмеливалась, потому что разговор был коротким: он хватал ремень и бил жену по рукам, а если убегала, то по спине. Несколько раз Наталья пыталась жаловаться местному участковому. Но Борис был в приятельских отношениях с местной властью: поставлял им свои охотничьи трофеи, часто организовывал охоту. Так что участковый, повертев в руках заявление, обычно говорил: — Ну, не убил же. Вы уж сами там разбирайтесь. Пыталась Наталья и на работу устроиться в магазин продавцом, но Борис строго-настрого запретил выходить: — Еще не хватало, чтобы на тебя там мужики пялились, дома сиди.
Мама Натальи пыталась поговорить с зятем, но он выставлял ее за порог, грозясь «уделать» как следует, если будет совать нос не в свои дела». Ну, а родители Бориса всегда были на стороне сына. После очередного скандала и побоев, умоляли Наталью не писать на мужа заявление и помириться с ним. — Да, у него трудный, характер, но он же кормилец семьи, помирись с ним. И Наталья мирилась. До поры до времени, пока муж не стал поднимать руку на детей. Дочка стала плакать по ночам, а сын заикаться после того, как Борис вбежал в дом с ружьем и направил его на Наталью. Когда он утихомирился и уехал на охоту, Наталья переговорила с матерью и та отправила дочь с детьми в город к своей одинокой родной сестре. Тетя Маша с радостью приняла племянницу, предоставив отдельную комнату. Борис чуть не убил тещу, когда был в поисках жены, но адрес Натальиной тетки он не знал. Да и если бы знал, то побоялся бы в городе «налетать» на нее – там же нет знакомых участковых. И вот теперь стоит Наташа перед Анной Макаровной – заведующей магазином — в надежде, что ее возьмут на работу хотя бы техничкой. — Я спрашиваю: где шлялась до 32 лет? – повторила Анна Макаровна. Она смотрела на Наталью, сдвинув очки на нос; ее крупная, грузная фигура «расплылась» за рабочим столом. Мощные руки с толстыми пальцами занимали почти половину стола. Короткие темные волосы лежали без всякой укладки, маленькие глазки, как буравчик, впились в хрупкую Наталью. Наташа хотела объяснить, почему она официально нигде не работала, но не смогла: расплакалась.
— Ну-ну, этого еще мне не хватало, — смягчилась Анна Макаровна, — ты мне воду тут не лей, меня этим не проймешь. Я людей насквозь вижу. Рассказывай, что там у тебя в жизни приключилось. И Наталья, перестав плакать, рассказала чужому человеку все как на духу. Заведующая внимательно выслушала, а потом сказала: — Ладно, кредит доверия тебе выдаю, девонька. Беру тебя уборщицей, оформляю, как положено, полный соцпакет будет. Но и ты уж постарайся: на работу не опаздывай, не отлынивай, прибирайся чисто и не воруй. Запомни! За воровство вылетишь, как пробка. Наталья радостно кивнула головой. С этого дня она стала работать в продуктовом магазине. Анна Макаровна был заведующей, а хозяева магазина – Николай Александрович и его супруга Ольга Михайловна. В магазин в основном приезжал Николай Александрович, у Ольги Михайловны был свой салон женской одежды. Хозяев магазина вполне устраивала Анна Макаровна, которая работала здесь уже десять лет. Ее ценили за преданность и честность. Любое воровство среди продавцов она пресекала на корню. Была жестким руководителем, но справедливым. Наталья с первого дня втянулась в работу, слушая все, что говорит Макаровна. Она тщательно мыла, прибиралась на складе, протирала. После стольких лет сидения дома ей было в удовольствие работать даже техничкой, к тому же деньги нужны были, чтобы детей кормить и не сидеть на теткиной шее. Любое задание Макаровны Наташа выполняла охотно. Вскоре Макаровна стала обучать Наталью торговле, рассказала, как работать на кассе. — Да, да, девонька, — говорила Макаровна, — присматривайся, обучайся, не век же тебе в техничках сидеть. Хоть ты и хорошо убираешь, но продавцом у тебя тоже получится. Мне внимательные и добросовестные продавцы позарез нужны. И вскоре Наталью перевели продавцом-кассиром. Она быстро научилась и влюбилась в свою работу. Макаровна присматривалась, а через полгода предложила работать старшим продавцом. — Мне бы подучиться, — предложила Наташа. — Организуем, — согласилась Макаровна, — выделю я тебе время для обучения. Наталья думала, что она пойдет учиться на курсы продавцов, но Макаровна удивила ее, предложив поступить в колледж заочно на бухгалтера. Прошло три года. Наталья стала почти родной в коллективе у Макаровны. Она по-прежнему работала старшим продавцом, но квартиру уже снимала. Не стала обременять тетку. С мужем она к тому времени развелась. Вроде как отстал от нее. Но в село ездить боялась, только мать приезжала к ней. Дошли слухи, что бывший муж два раза сходился с одной женщиной, но жить так и не стали вместе: руку он ей сломал. Родители Бориса уговорили сожительницу не писать заявления, деньгами откупились. А потом Наталья узнала, что Борис избил родного отца так, что тот чуть не умер, кое-как в больнице выходили – два месяца лежал. И вот после этого родители впервые в жизни написали заявление на собственного сына. Правда, вскоре уладили все по-семейному, но Борису это послужило серьезным предупреждением. После окончания колледжа вызвала Макаровна к себе Наталью. — Садись, дело есть, — сказала заведующая. Ей тогда уже было больше шестидесяти, но хозяин держал ее на работе, поскольку такого верного сотрудника тяжело найти. — Надумала я на пенсию уйти, а вместо себя хочу тебя оставить. С хозяевами я уже переговорила, твоя кандидатура одобрена, так что принимай дела. — Да вы что, Анна Макаровна, я не смогу! – Испугалась Наталья. — А ты через «не могу» переступи и работай. Сколько будешь по квартирам скитаться? Станешь заведующей, зарплата будет больше, ипотеку возьмешь. И вообще, забудь ты эту свою горемычную жизнь со своим мужем-извергом! Хватит всего бояться! В общем, сложилась Наташина карьера. Прошло еще два года и она переехала в свою квартиру, продолжая выплачивать кредит. От некогда запуганной девчонки не осталось и следа. Недавно на машине, пусть недорогой, но своей, ездила в село к матери. Видела случайно бывшего мужа. Сошелся с пьющей женщиной, которая на много старше его. Другие-то не хотят за такого замуж выходить. Постарел сильно, одежда грязная, небритый, взгляд тоскливый, потухший. Наталья взглянула на него и тут же прошла мимо, не поздоровавшись. Вернувшись от матери, заметила, что машина барахлит, тут же позвонила своему хорошему приятелю Андрею, с котором познакомилась еще два года назад. Андрей приехал под вечер, посмотрел машину, предложил отремонтировать, а потом как будто невзначай сказал: — Может, вместе будем жить? А то жизнь как-то быстро проходит. Наташа обняла Андрея и сказала: — Ничего, на нашу с тобой жизнь времени хватит! А насчет «вместе» — я согласна.

ПОНРАВИЛОСЬ? ПОДЕЛИТЕСЬ!

источник