Мне должно быть стыдно, за то, что не помогаю многодетной сестре. С детства меня все время сравнивали с моей двоюродной сестрой.

1711

Мне должно быть стыдно, за то, что не помогаю многодетной сестре

С детства меня все время сравнивали с моей двоюродной сестрой. И, естественно, ставили ее мне в пример. Достали так, что я Наташу видеть не могла и слышать не желала.

-Наташенька, умница у нас, — нахваливала бабушка, — каждый год грамоты похвальные приносит, — круглая отличница, усидчивая, не то, что ты! Четверку свою по алгебре, так и не можешь исправить.

-Наташа по дому все делать умеет, — говорила мама, — на днях твоя тетя Женя меня пирогом угощала, Наташа сама его приготовила, а ты без напоминаний и посуду за собой не вымоешь.

-Наташа документы подала на экономический, — говорил папа, — ценная профессия, а ты кем будешь? Журналистом в районке?

Время шло, мы с Наташей заканчивали институты. Меня пригласили в крупное СМИ, а Наташа со своим экономическим образованием устроилась менеджером в какой-то офис.

-Вот у человека работа, — завидовала мама, — бумажки перекладывает, а ты мотаешься с одного края страны на другой!

А потом я купила себе квартиру в ипотеку и съехала от родителей. В 23 года, только, чтобы не слышать больше про Наташу. Вскоре, несмотря на выплаты ипотеки, я и машину себе приобрела, подержанную, правда.

Потом я ездила уже по зарубежным командировкам, заодно подрабатывала в разных издательствах, а, бывая у родителей, выслушивала новости о Наташиной жизни.

Ей мама с папой при непосредственном участии бабушки, купили однокомнатную квартиру. В 25 лет она вышла замуж, примерно в то же время ее фирма обанкротилась, а Наташа не стала искать другое место: ей приспело время рожать.

-Правильно она все в жизни делает, — твердили родственники, — в 26 лет пора становиться матерью, женщина должна быть замужем. А ты со своей свободой и независимостью, в старости останешься одна.

А потом Наташа сразу же родила второго ребенка и бабушка тихо переписала на нее свою двушку, уйдя жить в Наташину однокомнатную. А, когда Наташа ждала третьего, ее муж свалил от моей домовитой и правильной двоюродной сестрицы.

Ей было 32, как и мне, у нее вот-вот родится третий, а на жизнь — жалкие алименты. А я выплатила свою ипотеку и дважды поменяла собственную машину на более новую и дорогую модель.

-Слушай, — позвонила однажды бабушка, когда я выставила вторую машину на продажу, — я тут подумала, отдала бы ты Наташе свою машину, а себе еще купишь.

Нормальный поворот, да?

-С какого, — говорю, — перепуга, я буду двоюродной сестре делать такие подарки? Да и не могу я без колес, мне работать надо, я эту продаю, а беру у знакомого сразу следующую, денег у меня накоплено только на доплату.

-Сестре сейчас тяжело, — говорит бабушка, — ей помочь надо, она недавно третьего родила, ей машина нужнее. Ей детишек возить надо, кого в школу, кого в поликлинику, кого на кружки разные.

-Бабушка, — отвечаю терпеливо, — я не буду дарить сестре такие подарки. Я все в жизни добилась сама, мне квартир никто не дарил за ударные темпы размножения. Наташе надо было думать головой, когда она беременела снова и снова.

Меня назвали бессердечной и неблагодарной.

А благодарить-то я должна была кого? Бабушку, которая выделила из нас двоих любимицу и сначала одну квартиру ей помогла купить, потом вторую оставила?

Или Наташу, которая улучшает демографию страны и вечно ноет, и просит денег у родственников? И да, Наташа мне тоже позвонила:

-Привет, я слышала, что ты машину продаешь? Отдай ее мне, моим деткам очень нужно. А я рассчитаюсь с тобой постепенно, когда на работу выйду. Частями буду отдавать. Это же деточки, как ты не понимаешь. Для них нужно жить и все для них делать! Это твои племянники, ты должна о них позаботиться, раз своих у тебя нет.

Что я должна двоюродным племянникам? Не расслышала… И еще. Какая работа? Через три года, да еще и неизвестно, сможет ли Наташа нормально устроиться после третьего декрета подряд. Это ж две пятилетки дома просидеть — не шутки.

Отказала я сестре, снова все подробно объяснив.

Тут даже мама моя возмутилась наглостью родственников. Уж на что она к Наташе лояльно относилась, но решение бабушки отдать квартиру одной внучке, задело и ее.

-Тетка твоя звонила, Женя. Поругалась я с ней из-за твоей машины. Мы с отцом тоже помогали деньгами, когда Наташе однушку покупали, так нам долги до сих пор отдают.

Тетя Женя и мне позвонила:

-И не стыдно тебе, — орала тетка, — отказывать многодетной мамочке? Своих детей нет, за сестру бы радовалась, бессовестная, да чтоб у тебя никогда своих детей не было!

Отлично, думала я, внося телефоны тетки и двоюродной сестрицы в черный список.

И нет, мне не стыдно. Мой выбор — карьера, а потом дети. Наташа выбрала свое. Пусть хоть 10 нарожает, я-то тут при чем?

ПОНРАВИЛОСЬ? ПОДЕЛИТЕСЬ!

источник