Однажды я, получив зарплату точно в срок, снял её через банкомат и пулей понёсся в турагентство.

2119

Однажды я, получив зарплату точно в срок, снял её через банкомат и пулей понёсся в турагентство.

— Путёвку! В Доминикану. Сейчас же. Плачу наличными!

Агент, безусловно, миловидная, но туповатая, мадам, бросила на меня недоверчивый взгляд и совершенно не торопилась вводить заветные слова в компьютер.

— Сейчас туда горящих туров нет, — начала она. — Могу вам предложить несколько вариантов Турции…
— Ни в коем случае! Именно в Доминикану и никуда иначе.
— Прошу меня простить, но там разгар сезона, всё, наверное, забронировано под завязку, — затараторила она. — Да и знаете, во сколько это вам обойдётся?

Без лишних прелюдий, я вывалил содержимое банкомата на стол перед ней.

По тому, как заблестело отражение оранжевых купюр в её глазах, стало понятно, что путёвке быть.

— Одну минуту, — наконец, кивнула она.

Немедленно места в отелях нашлись, причём не в одном. Выбор дался легко, а вот за перелёт снова пришлось воевать: рейс мне нужен был в тот же день.

— Ира, молю тебя, помоги, — наиграно драматично взывала она к знакомой через телефон. — У меня тут стоит какой-то сумасшедший и клянётся, что не уйдёт, пока я не отправлю его в Доминикану сегодня же! Найди ему что-нибудь, пожалуйста! Правду говорю, как будто в заложники взял. Да хоть воздушного змея, ей богу, главное, чтоб в сторону Доминиканы летел.

Я стоял и с самым внимательным видом утвердительно кивал после каждого её слова. Хоть собеседница меня видеть не могла, посыл всё равно не мешал, как учили нас на одном из бесполезных бизнес-тренингов.

— Давайте паспорт, — вздохнув так, будто передо мной была не хрупкая тур.агент, а сам Атлант, держащий на плечах весь мир, девушка протянула руку.

По прошествии ещё некоторого времени, я вышел из здания в приподнятом настроении. В руках у меня был билет на самолёт, а в планах — неделя полнейшего безделья на пляже.

У бухгалтерии и компании, на благо которой я трудился уже который год, правда, на меня были совершенно иные планы, и отпуск в них не входил. Но об этом им предстояло узнать несколько позже. Как я надеялся.

Вернувшись домой, я в рекордно короткие сроки собрал небольшой чемодан и вихрем вылетел вон. Не то, чтобы надо было спешить — часы показывали всего час дня, а рейс должен был состояться вечером — но, под стать ситуации, во мне заиграл азарт и абсурдное ощущение погони.

Доминиканская республика встретила влажной жарой и терпким запахом различной флоры. Стояла ночь, но для меня, выспавшегося за двенадцать часов полёта, день только начинался. День начинался и в Москве, где мои коллеги собирались на работу и, наверное, выбирали костюмы поприличнее. Вечером должна была состояться важнейшая презентация, как никак. Моего проекта, кстати.

Покончив с формальностями, я забрал карточки у улыбающейся даже в столь поздний час мулатки с ресепшна, и прошёл в номер. Комната обдала разгорячённую кожу прохладой, и я наслаждался ей, пока разбирал чемодан. Стоило мне выйти на балкон, правда, как я понял, что снаружи, в южной ночи, всё же милее. Прихватив пару полотенец, я вышел на пляж.

Едва я как следует устроился на лежаке, как в кармане шорт наконец-то завибрировал телефон. Перед тем, как принять вызов, я взглянул на море. В свете фонаря, едва достающего до кромки воды, было видно, что стоял практически штиль — волны лишь мягко облизывали песок. Что ж, цунами ждало меня на другом конце провода. И, честно говоря, я был в предвкушении.

— Алло.
— Ёлкин! Тебя нет в офисе, — звонящий, мой начальник, любил переходить сразу к делу.
— Нет, — подтвердил я очевидное.
— С ума сошёл сегодня опаздывать? Ты где?
— В Доминиканской республике.

Последовала предсказуемая после такого ответа пауза, а после ещё более предсказуемый нервный смех.

— Так, ладно, понимаю, все сейчас взвинчены. Но ты это, кончай там шутки шутить. Когда будешь?
— Игорь Сергеевич. Когда я осмеливался с вами шутить, когда вы так взволнованы? А буду я через неделю, где-то. Смотря, как мне тут понравится.
— Да ёлы-палы, Ёлкин! — нетерпеливо рыкнул в трубку мужчина. — Как человеку тебе говорю, заканчивай. Мы все устали, понимаем, но имей же совесть! Чтоб в офисе был через двадцать минут. А то держись у меня! И не посмотрю, что ты глава проекта.

Как всегда после подобных ситуаций, шеф не стал дожидаться от меня, плебея, ответа и сбросил. За время нашего разговора я вспомнил, что ко всем услугам в отеле прилагался круглосуточный бар, куда незамедлительно и отправился.

Второй звонок от босса поступил, когда я уже допивал коктейль. Проверив время, я проникся тем, что мне с барского плеча поверх дозволенных двадцати минут было выделено ещё столько же.

— Ёлкин! Нам отработать надо, а ещё столько всего распланировать! Чёрт тебя побери, ты где там застрял?!
— Боюсь, всё ещё в Доминиканской республике.
— Да чтоб тебя! — с другого конца послышался хлопок ладонью по столу. — Слушай сюда. Не знаю, где там твоя Доминиканская республика…
— На островке таком между Америками, — позволил себе перебить я.
— Ёлкин… — выдержав паузу, стальным тоном начал босс. — Ты там с ума сошёл от стресса, что ли?
— Повторяетесь, Игорь Сергеевич.
— Ты в офисе будешь или нет?!
— Буду. Но через неделю. Или больше. Как понравится. Говорил уже.
— Ты перед презентацией отыграться на мне решил или что?! Что за бред сивой кобылы ты мне тут городишь?
— Вот что ж вы мне не верите-то, Игорь Сергеевич, — посетовал я. — Да хоть сейчас оператору вашему наберите и поинтересуйтесь, в какую страну вы сейчас звонили. Кстати об этом. Позвонили б вы мне через интернет, мессенджер какой-нибудь, раз обсудить хотите. Я вам там по видеосвязи и покажу даже.

Ответа не последовало. Зато последовали короткие гудки.

Телефон убирать я не стал, лишь проверил сигнал. С улыбкой вспомнил, как вынудил ту мадам-тур.агента вызванивать отели и на ломаном английском уточнять, везде ли на территории у них ловит вай-фай.

На экране зажглось уведомление о видеовызове. Ради такого дела я подошёл ближе к фонарю и встал рядом с самой раскидистой пальмой.

— Добрый вечер! — радостно приветствовал я начальника.

Первые секунды он молчал. С непониманием он разглядывал сначала мою майку с гавайскими мотивами и такие же шорты, а после переключился на пейзаж.

— Это… Это ты компьютерной графикой разыграть меня решил? — с надеждой в голосе спросил он.
— Стал бы я тратить драгоценные ресурсы компании на подобное. Всё только настоящее, Игорь Сергеевич. Ваше здоровье, кстати, — я осушил остатки напитка. — Оно вам, уверен, понадобится.

Оценив ситуацию ещё с минуту, шеф направил немигающий взор прямо в камеру и отчеканил.

— Ты уволен.

Вызов завершился.

Что ж, такое важное событие в жизни стоило отметить, и я вновь отчалил к бару.

Следующий звонок не заставил себя ждать.

— Слушаю.
— Немедленно возвращайся оттуда, слышишь?! Что за выкрутасы?!
— Слышу прекрасно.
— Ты меня понял?!
— Понял.
— Мне из-за тебя презентацию двигать! Что я скажу китайским инвесторам?! Да я ж по-ихнему не гу-гу! Чтоб в офисе был!
— Позвольте, зачем же двигать. Я сказал только, что понял, а не то, что так и поступлю. Дьявол кроется в деталях, знаете ли. А не знаете, для вас, как помню, всё одно, и системный блок, и процессор, потому и в накладных всё не сходилось. А виноват кто? Мы. Стоит только вспомнить…

Договорить мне не дали. В трубке снова запищал сигнал сброса.

Очередной звонок застал меня за прогулкой вдоль воды. Звонили, на этот раз, из бухгалтерии.

— Лёня, ну что ты натворил, — с ходу начала главный бухгалтер. — Игоря Сергеевича знаешь как расстроил? Мечется он, бедный, волосы на себе рвёт. Ну, нехорошо же так.
— А что поделать, Маргарита Моисеевна? — в тон ей подхватил я, выводя узоры на песке большим пальцем ноги. — Бывает вот такое, когда глава проекта, на который вся твоя фирма ставит, берёт и срывается в Доминикану. А что поделать?
— Лёня, ну головой думать было надо, что ты мне-то мозги паришь. Как вообще выдумал такое?
— Это, знаете ли, естественная реакция. Посидите вы года так три в офисе не до шести вечера, как обычно, а часов эдак до двух ночи. Получите отказов в отпуске в последний день перед отлётом раз так пять, а не слетайте в вашу любимую Турцию. И кроме чистого человеческого спасибо за это в компенсации получите шиш, даже без масла.
— Ну чего ты жалуешься. Мы же вон вчера тебе как раз всё оплатили, минус отпуска. Отпуска это уточнять надо, считать…
— Что вы! Не стоит напрягаться. Я сам всё за вас сейчас и посчитаю, и добавлю к этому. К тому же, я у вас больше не работаю. Игоря Сергеевича спросите.
— Ты же знаешь, это он сгоряча. Да и тебе остыть надо, что за ребячество.
— Маргарита Моисеевна. Если вы звоните, чтобы вернуть меня в офис, уверяю, вы впустую тратите время. Обратный самолёт меня ждёт лишь через неделю. А то и больше. Как уже говорил, как понравится. Всего доброго. И удачи! Она вам будет нужна.

Изменяя традиции, на этот раз трубку бросил я.

На какое-то время всё затихло. Сплетни, однако, такая летучая субстанция, что распространяются по офису с сумасшедшей скоростью. Неудивительно, что через некоторое время, мой мобильный взорвался уведомлениями.

Большинство удивлялись, кто-то ругался, кто-то поддерживал. Моя команда по проекту активничала больше всех — именно на их плечи грозила свалиться моя роль представления нашего устройства перед инвесторами. Загвоздка в том, что работали они над ним лично чуть меньше, чем нисколько.

Звонков также поступало много. Один же выделился среди них.

Спустя час после нашего последнего диалога мне вновь позвонил начальник.

— Есть рейс через два часа из Пунта Каны. Успеешь, если выедешь сейчас.
— И вам снова добрый вечер! Я же уволен.
— Ёлкин, кончай. Мы оплатим, — его голос уже выражал больше смирения, чем в начале.
— Жаль, что не имею при себе диктофона. Экий момент исторической щедрости упустил, — хмыкнул я. — Я тронут, босс, но, увы, тропики греют не только душу, но и тело. Я остаюсь. И вам счастливо оставаться.
— Да кем ты себя возомнил?! Пуп земли, так тебя и эдак! Кто ты вообще без этого проекта? Кончай выпендрёж и пакуй своё барахло!
— Предполагаю, счастливый турист.
— Ну и катись ты к чёрту! Больно нужен, и без тебя разберёмся, — и вновь шеф отключился.

Я пошёл за очередным коктейлем.

— Лёня.
— Я. Уже много лет как Лёня, — ответил я на звонок от бухгалтера.
— Дело серьёзное. Согласился б ты на перелёт.
— О! Пахнет угрозами. Я весь внимание.
— Те деньги, которые ты вчера получил…
— Даже не пытайтесь! — воскликнул я. — Я специально собрал все документы, сколько я там наработал. Оспаривать это будете со мной в суде.
— Как будто ты нашу компанию не знаешь. Конечно, посудимся, но…
— Вот и прекрасно. Повестку мне на почту, ознакомлюсь по приезде. А пока у меня впереди только море, песок и Пина Колада, — я прихлебнул из стакана и завершил разговор.

— Оно не запускается, — так начался очередной звонок от шефа. Растянувшись на лежаке, я совершенно не удивился, когда знакомый контакт в который раз попытался достучаться до меня через мессенджер.

— Система не запускается. Там нужен какой-то ключ, — его голос потерял всякий пыл. Точно не знаю, что происходило на другом конце, но то, что дельного случиться ничего не могло, предположить мог точно.
— Конечно, не запускается. Интеллектуальная собственность, между прочим. Передайте Маргарите Моисеевне, кстати, что это тоже статья.
— Что?
— Что?
— Ниче… Ай, ладно. Что ты там намудрил? Какой шифр?
— А я вам его говорил, Игорь Сергеевич. Когда вы меня ещё в ресторан пригласили, дела обсудить. Помнится, к моему великому несчастью, вы были гораздо более увлечены филейной частью некой Анны, что нас тогда обслуживала. И так меня уверили, что я сам отлично справляюсь, что после отклоняли все просьбы нанять толковую команду. Увы! Не поступи вы так, сейчас бы и вопросов не возникло.
— Ёлкин, — промолчав рекордное время, начальник тяжело вздохнул. Продолжил он только после очередной паузы. — Понял я. Понял твою выходку. Да. Не прав. Много раз не прав был, — он с шумом выдохнул. — Но ты работал ж на нас зачем-то? Работал. Так вот. По-человечески. Последний раз прошу тебя. Всё возмещу. И поездку твою, считай, за наш счёт тебе за все пропущенные отпуска выделили. Только придумай что-нибудь.

Я задумался. Такого хода, признаться, не ожидал. Выкрутасы, конечно, окупались порой, но с таким — максимум, на что я рассчитывал, было увольнение с последующим провалом презентации.

— Вернуться я не успею в срок, да и не стану, — начал я. — Но! — поспешил я прервать забубнившего что-то начальника. — Кто отменял видео-конференции?
— В смысле?
— В прямом. Подключите проектор, попросите вызвать меня по видео, и выведете изображение на экран. А я всё подробно покажу и расскажу.
— Да как же ты объяснять-то собрался. Прототип-то в офисе.
— Обижаете. Стал бы я уезжать без сувениров, — с улыбкой отозвался я.
— Ты слямзил прототип, нечисть?!
— Интеллектуальная собственность! Не забывайте. Ну так что? По рукам?
— Ай, что мне с тобой делать. По рукам, конечно. Но провалишь если, засудим до смерти!
— Уже боюсь. Что ж, пойду готовиться. Держу вас в курсе.

***

Презентацию я таки провёл. На фоне моря, чаек, песка и пляжных зарослей я доблестно расписал инвесторам свой труд. Странный выбор локации господа китайцы восприняли неожиданно, как высшую степень трудоголизма, видимо, подумав, что я находился в законном отпуске и всё равно продолжал работу. Инвестицию одобрили.

Радости начальника не было предела. Бухгалтер, правда, ещё долго на меня ворчала по телефону.

Спать я уходил, в общем, в лучших чувствах.

А потом проснулся.

И светило мне тёплое островное солнце.

ПОНРАВИЛОСЬ? ПОДЕЛИТЕСЬ!

источник