Они выделялись в толпе. Держались стайкой, с любопытством озирались вокруг, изучали схему метро. На них наталкивались…

2353

Гостинец

Они выделялись в толпе. Держались стайкой, с любопытством озирались вокруг, изучали схему метро. На них наталкивались вечно спешащие пассажиры. В ответ на недовольные замечания, еще теснее становились друг к другу. Рядом с ними, как две наседки, хлопотали женщины – молодая и пожилая.
Нетрудно было догадаться, что эта группа детей приехала из провинции посмотреть Москву.
— Вы нам не подскажете, как до Малого театра доехать? – обратилась ко мне пожилая женщина.
Я объяснила, а потом спросила, откуда они приехали – меня привлёк их говор.
— Из Ставропольского края, с-под Минвод.
— О! Не близко! И как вам Москва?
— Здорово! – почти хором ответили ребята.
Почувствовав, что я не спешу, они обрадовались возможности расспросить местного человека, где находится то и это и как лучше туда проехать.
Я, по учительской привычке, наблюдала детей. Девчонки и мальчишки – подростки, всего человек десять, одеты просто, ведут себя скромно, с достоинством. Мордашки у всех симпатичные и какие-то одухотворённые.
— Славные у вас детки, — отметила я.
— Детдомовские, — вздохнув, пояснила пожилая женщина
У меня ёкнуло сердце. На ловца и зверь бежит. Я как раз в то время занималась проблемами детей-сирот.
— Вот вам моя визитка. Здесь адрес и телефон нашего офиса. Если возникнут проблемы, обращайтесь, а будет время – заходите в гости.
Все обрадовались.
— У нас есть проблема. Во Дворце съездов идёт грандиозное детское шоу. Вот бы нам туда попасть!
Глаза детей засветились надеждой.
Пожилая дама оказалась словоохотливой и рассказала о том, что она, бывшая актриса, на общественных началах создала театральную студию для детей-сирот и уже много лет занимается с ними. Вот эти дети – самые талантливые – победители конкурса, награждены поездкой в Москву. Они очень хотят увидеть настоящий театр и послушать «живую» классическую музыку.
Мне не составило большого труда договориться с администрацией Дворца съездов и консерватории о бесплатном посещении концертов сиротами из провинции.
Перед отъездом подвижница-актриса позвонила мне и выразила благодарность за «то удовольствие и счастье, которое испытали они все, приобщившись к высокому искусству». Я порадовалась за них.
Прошло полгода. Этот эпизод канул среди тысячи других больших и малых дел. Однажды на пороге нашего офиса появилась женщина, по виду явно приезжая. Она спросила:
— А кто тут будет Любовь Петровна?
— Слушаю Вас, — отозвалась я.
— Это велено передать Вам, — она протягивала мне пакет.
— Кем велено? Что передать?
— Дети попросили. Как узнали, что я в Москву по своим делам еду, так и сказали: передайте от нас гостинец. Я не знаю, что тут.
Толком ещё ничего не понимая, я достала из пакета свёрток, на котором детским аккуратным почерком было написано: «Любовь Петровне – лично».
Женщина очень торопилась и, извинившись, ушла. Я развернула свёрток. В нём оказались две бутылки минеральной воды и килограмм кукурузных палочек, уже изрядно помятых.
Глядя на этот гостинец, вспомнила сирот в метро, любителей театра. Это, конечно, они! Милые вы мои! Сколько же времени вы копили деньги, чтобы купить это лакомство?! Дети – чисты душой и дарят только то, что, по их мнению, лучшее. Сами – не съели, решили меня порадовать, отблагодарить…
Сама не ожидая этого, — расплакалась над детским гостинцем. Еле успокоившись, поставила подарок на подоконник. Всякий раз, когда взгляд нечаянно падал на кукурузные палочки, на глаза снова и снова наворачивались слёзы.
И вспомнился мне другой детский подарок, который потряс меня так же сильно. Я тогда первый год работала в школе. Один мальчик из бедной семьи преподнес мне к 8-му Марта… триста граммов пряников. Он протягивал их мне на ладошках, как драгоценность:
— Поздравляю Вас…
Мне стало жалко ребенка – он сам их вволю никогда не ел.
— Спасибо, детка! Лучше покушай сам!
— Так Вы не возьмёте? – в глазах ребёнка заблестели слёзы.
Я поняла: нельзя не взять!
— Спасибо, Серёжа! Вот какой сладкий подарок ты мне приготовил!
Мальчик, довольно улыбаясь, смотрел на одноклассников.
Тогда – я не плакала, но есть эти пряники не могла.
Целая жизнь прошла, много мне чего дарили, всего не упомнишь, а вот эти триста граммов пряников и кукурузные палочки я никогда не забуду.

© Любовь Кушнир

ПОНРАВИЛОСЬ? ПОДЕЛИТЕСЬ!

источник