Прекрасный рассказ! В серых городах живут серые люди. Они вечно куда-то спешат. Кто-то бежит на работу.

703

По серой улице шла девушка. Небеса заливали ее худую фигуру щедрыми потоками воды. Накинутый на голову капюшон не спасал от холодной напасти, и девушка изредка шмыгала носом. Она вела за собой парня в темных очках, который забавно подставлял лицо под льющие с неба тугие струи. Он не обращал внимания на окатывающие его потоки мутной жижи с проезжей части. Просто держал за руку своего проводника и стучал по земле небольшой тростью, пытаясь найти кромку бордюра…
В серых городах живут серые люди. Они вечно куда-то спешат. Кто-то бежит на работу. Кто-то с работы. Кто-то торопится на встречу, а кто-то просто спешит потому, что ему так хочется. В любую погоду, будь то сильный ливень, или робкий снежок, срывающийся с неба. Светит ли солнце, и затянуто ли небо тучами, серые люди куда-то спешат.
Спешила и Лина. Девушка, запахнув старое пальто, очень спешила. Спешила в маленький клуб в центре квартала. Ребята из труппы готовили танцевальный номер уже третий месяц. Клуб был на грани разорения, и для маленькой труппы в десять человек это был последний шанс произвести впечатление. На выступление должен был прийти какой-то чиновник. Именно он и был инициатором закрытия клуба. Его не интересовало, что люди рабочего квартала, избегая влияния улиц, находят в этом клубе то самое теплое место, что нужно каждому человеку. Каждый человек мог найти там занятие для души.
Был там и художественный кружок, а в комнате рядом грустно играла скрипка. В спортивном зале готовился танцевальный номер. Лина вбежала в зал и, остановившись у стены, лихорадочно пыталась отдышаться. Пока к ней не подошел чернокожий Патрик и не спросил участливо:
— Лина, ты как всегда. Мы ждем только тебя. Как будет без главной звезды выглядеть номер? Правильно, никак.
— Пэт. Я успела. Дай. Мне. Отдышаться, – Лина смерила парня серьезным взглядом. В это время одна из девушек включила стоящую на столе стереосистему.
Ребята, разделившись и заняв каждый свое место, принялись вновь и вновь повторять движения. Доводить их до автоматизма. Спустя пару минут, к ним присоединилась и Лина. Девушка эффектно откинула назад свои длинные, черные волосы. Затем резко сев на шпагат, начала свою партию. Остальные ребята, подбадривая ее криками, образовали круг. Смотреть, как танцует Лина, было подлинным наслаждением. Упругое тело манило к себе, танец был исполнен такой эротичности, что большинство танцоров вскоре отошли к стене, смущенно прикрывая низ бедер. Лина была настоящим профессионалом. Звонко смеясь, она медленно провела язычком по губам. Парни униженно засмеялись и, показывая девушке неприличные жесты, вышли из зала.
Репетиция прошла успешно. А через три дня намечалось и само выступление. Было понятно, что вся труппа очень сильно волновалась. Что принесет завтрашний день, не знал никто.
Приняв душ и быстро собравшись, Лина вышла из раздевалки. Помахав ребятам, она надела наушники и, хлопнув дверью, вышла на темную улицу.
Ходить одна она не боялась. Ее отца-боксера знал весь квартал и каждый хулиган на темных улицах. Бандиты и наркоторговцы вежливо здоровались, видя приближающийся силуэт девушки.
Напевая песенку группы Placebo, Лина медленно шла по тротуару, рассматривая лужицы, которые блестели разноцветными пятнами от пролитого бензина. Легкий ветерок ласкал нежное лицо девушки. Все было просто замечательно.
Пока кто-то не врезался в плечо девушки. Не ожидавшая такой подлости, Лина грохнулась на пятую точку. Какой-то человек с тросточкой, извиняясь, протягивал ей руку и что-то говорил.
— Эй! А ну убрал от меня свои корявки. Из-за тебя я джинсы испачкала! – завопила девушка, снимая с головы наушники. Человек, оказавшийся молодым парнем в солнцезащитных очках, неловко переступая с ноги на ногу, извинился:
— Простите, ради Бога. Я случайно. Не услышал звук ваших шагов.
— Ты что, слепой? Не видишь куда идешь? – застонала девушка, ощупывая порванную штанину. Асфальт был крепче ткани.
— Слепой, – кивнул молодой человек, улыбаясь – Извините, еще раз. Я случайно.
Теперь неловко стало Лине. Пробормотав, что все хорошо, она встала с мокрого асфальта. И задумчиво посмотрела вслед юноше, который отстукивая такт своей тростью, неспешно шел по улице. Иногда он останавливался и поднимал слепой взгляд наверх.
— Подожди. Эй! – крикнула ему девушка и подошла ближе, когда он остановился.
— Да, мисс. Что случилось?
— Ничего. Извини. За то, что я на тебя разоралась. Просто жалко джинсы, – Лина виновато улыбнулась. Слепой услышал в голосе улыбку и улыбнулся в ответ.
— Поразительно, как улыбка меняет голос, мисс. Вы задумывались над этим? Голос сразу становится теплее. О. Извините, я не представился. Меня зовут Джереми, – парень протянул свою руку. Девушка пожала ее в ответ.
— Лина. Очень приятно, Джереми.
— Взаимно, а теперь позвольте загладить свою вину. Можно пригласить вас на чашечку кофе, вон в то кафе напротив? Там готовят отличный американо, а для вас найдется вкусный латте – улыбнулся парень. – Не удивляйтесь. Раньше я видел, помню дорогу даже во тьме.
Лина промолчала. Она не обязана была идти с ним, но слепой протягивал руку и доброжелательно улыбался. Она кивнула, забыв, что он не видит.
— Да. Спасибо. Идем.
Сидя в кафе, они разговорились. Джереми рассказал, что живет один и вполне научился справляться со всем сам.
— Представьте, вы ничего не видите. Залезаете в ванну, включаете душ. А во многих квартирах краны перепутаны, и вот вы в предвкушении горячей воды, которая прольется на ваше уставшее тело, открываете вентиль. И каково ваше разочарование, когда вы понимаете, что это холодная вода. Соответственно, вы выражаете недовольство в крике. А что может быть смешнее, чем орущий во тьме слепец, которому на грудь льются ледяные капли? – смеялся Джереми, держа в руках свою тросточку.
— Джереми, прости. Это ужасно смешно, но грешно смеяться над слепыми, — девушка закусила губы и принялась похрюкивать, пытаясь скрыть смех. Парень заметил:
— Вот, вот. Обычно я также реагирую, когда беру вместо кетчупа горчицу в кафе. Кто же их постоянно путает? – он лукаво ухмыльнулся, заставляя девушку открыто хохотать и вытирать, выступившие от смеха, слезы. – В итоге, я сижу и ем наивкуснейший хот-дог. А в животе сущий ад. Но нельзя показывать, что ты оплошал. А то сразу начнут жалеть, мол, бедняжечка, как же так?
— Прекрати! Я не должна смеяться! – истеричный смех Лины заразил и Джереми.
Парень настоял на том, чтобы проводить девушку до дома. Он объяснил, что вполне сможет защитить ее от хулиганов так, как в детстве попал в чан с кислотой, как Сорвиголова. И вообще Слепая Ярость его любимый фильм. Девушка легонько ткнула в плечо нового знакомого и согласилась:
— Провожай, супергерой.
Идя по улице, они продолжили беседу.
— Лина, а ты знаешь, что слепые могут видеть? – тихо произнес Джереми. – Только в звуках. Слыша звук, мы видим. Улыбку, ярость, смех, слезы. А остальное нам подсказывает наша фантазия.
— Да? И какое у меня сейчас лицо? – девушка старательно скривила рожицу. Джереми рассмеялся.
— Ты дурачишься. Для этого не нужно быть зрячим. Мы пришли. Вот твой дом, – внезапно остановился он.
— Как ты узнал?! – Лина недоверчиво провела рукой перед очками парня. Тот кротко улыбнулся.
— Внимательность. Она сделает честь любому. Доброй ночи. Спасибо, за компанию, Лина.
Девушка поднялась на крыльцо дома, остановившись, чтобы посмотреть вслед слепому, который постукивая палочкой и извиняясь перед прохожими, осторожно шел по мокрой мостовой. Один раз обернувшись. И в этот момент Лина готова была поклясться, что он видел. Джереми смотрел прямо на нее.
Проснувшись утром, девушка сладко потянулась в кровати и, чертыхнувшись, откинула одеяло. На бедре расцвел большой синяк.
— Благо не болит. А то выступление накрылось бы медным тазом, – скривилась Лина, вставая со своего ложа.
Втиснувшись в спортивный костюм и воткнув наушники, она выбежала на утреннюю пробежку.
Квартал просыпался. Вот продавец хот-догов подкатил свою тележку к своему фонарю у полицейского участка. Пара грязных мужчин, несла пакеты с пивными банками на пункт приема. Молодая мамочка тащила за руку ревущего ребенка, попутно куря сигарету.

Лина, мотнув головой, побежала дальше. В любимый парк. Девушка обожала бегать там по утрам. Когда нет наркоманов, маньяков, и тихое утро делает парк таким одиноким. Выбежав на дорожку, она перешла на легкую трусцу, позволяя дыханию постепенно прийти в норму. Лина тщательно следила за своей формой. Ведущей танцовщице обязательно нужно быть на высоте.
Пробегая, мимо одной скамьи, она невольно затормозила. На скамье сидел Джереми. в руках у парня был пакетик с семечками, которые он бросал сидящим у ног голубям. Улыбаясь, Джереми внезапно произнес:
— Привет Лина. Не ожидал тебя встретить в такую рань.
— От черт. Как ты узнал, что это я? Какой ты слепой, твою мать. Ты меня дуришь?! – завелась девушка.
— Тише, тише. Просто ты пахнешь очень узнаваемо. Твой запах не перепутать ни с чем, – покачал головой парень. – Слепцы видят по-иному. Остальные чувства у них обострены.
— Не увиливай! – нахмурилась Лина. – Невозможно так все чувствовать, как ты.
— Все возможно, если захотеть, – тихо ответил парень. – Извини, если напугал тебя.
Он опустил голову и замолчал. Изредка бросая семечки на землю.
— Черт. Прости. Я не хотела срываться. Это все слишком необычно, – девушка подошла ближе к скамье.
— Ничего. Я привык, – улыбнулся Джереми. – Калека сразу привыкает к иному обращению. Свыкается и старается не замечать таких вспышек. Ты не замерзнешь?
— Нет, все нормально. Костюм термоустойчивый. Но мне пора. Еще нужно бежать на репетицию, – девушка помахала рукой и вновь ругнулась про себя. Джереми был слепым.
— Можно мне с тобой? Обещаю, что не буду мешать. Если откажешь, я пойму, – Джереми опустил лицо. Девушка наклонилась и взяла его за руку.
— Пойдем, конечно. Я не против.
— Джереми, прости за вопрос, а как получилось, что ты ослеп? – осторожно спросила Лина, шагая рядом с парнем. Джереми немного напрягся от вопроса, а затем ответил:
— Это случилось давно. История грустная. Я был учителем в начальных классах. Однажды, возвращаясь вечером домой, я увидел, как группа хулиганов избивает молодого паренька, требуя вернуть им какой-то порошок. Я, будучи воспитанным в добрых традициях, влез в эту драку. Одного негодяя мне удалось вырубить сразу, второй отлетел к мусорному баку. А третий ударил меня в висок металлической трубой. Когда я упал, они начали избивать меня ногами. Затем хулиганы ушли. Паренек, за которого я заступился, вытащил мой бумажник и бросил меня в грязном переулке. Потом меня нашли полицейские. В больнице поставили диагноз. Повреждение глазных нервов. Через год врачи обещали мне слепоту. Так и случилось. Однажды я проснулся и увидел одну лишь темноту. Сотни звуков и запахов заполнили мое тело. Но я ничего не видел.
Со временем, я научился жить с этим. Я научился вновь чувствовать красоту, которую забрали у меня холодный металл и бандиты из того переулка. А глаза… я привык жить без них. Порой лучше чего-то не видеть, а дать волю фантазии.
— Прости, Джереми, – в глазах Лины поблескивали слезы.
Парень грустно улыбнулся в ответ.
Мягкий бас чувственного лаунжа заполнял собой все пространство комнаты, пока Лина танцевала свою партию. Когда закончилась музыка, девушка по привычке затянула волосы в тугой хвост.
— Лин, кто этот странный чувак? – поинтересовался у нее один из танцоров. Черные глаза парня, смотрели на слепого. Тот сидел в уголке, держа свою трость и робко улыбался.
— Мой друг. Джереми. Он слепой. Захотел пойти со мной. Хотел послушать музыку, под которую я буду танцевать, – ответила девушка. Танцор кивнул и крикнул остальным ребятам, что надо бы еще раз повторить свои партии.
Лина, подбежав к Джереми, попросила немного подождать и отправилась в душ.
Закончив свои дела и выходя из раздевалки, она увидела, как слепой парень, постукивая тростью, направляется к выходу.
— Джереми, ты куда? Подожди! – она догнала его и, схватив за руку, развернула к себе.
— Захотел выйти на свежий воздух и подождать тебя там. Ваше выступление завтра? – спросил Джереми. – Можно мне прийти? Я посижу в углу. Как и сегодня. Не буду мешать.
— Конечно. Что ты спрашиваешь? – удивилась девушка.
— Вдруг ты стесняешься меня перед друзьями. Я не хочу мешать. Привык уже, что меня чураются, – слепой виновато улыбнулся.
— Глупости! Еще раз скажешь подобную чепуху, и я не посмотрю, что ты слепой! Врежу так, что пожалеешь!
— Хорошо, хорошо, – Джереми поднял руки и засмеялся. – Не будем толкать тебя на преступление. А теперь, я приглашу тебя выпить кофе. Ты не против? Неподалеку есть один бар. «Темная лилия». Охранник меня уже знает. Тебе там понравится.
— Идем, слепой человек. Веди меня, – хихикнула девушка и, взяв парня под руку, вывела на улицу.
Сидя в баре, они слушали дивную песню старого француза и потягивали горячий кофе, пока Джереми не повернулся к девушке:
— Лина, ты хотела узнать, как я все так тонко чувствую? Закрой глаза и опиши мне все, что покажется тебе важным. Прислушайся к своему сердцу.
Удивленная девушка, послушно закрыла глаза. В нос сразу ударил аромат сигар, нагретого воздуха, запах жаренных кофейных зерен. Музыка вибрировала внутри. Лина чувствовала дыхание посетителей и спокойный стук своего сердца. Тихим шепотом она все описала Джереми. Он улыбнулся и сжал ее руку.
— Знаешь, а говорят, что слепые не плачут. Это ложь. Рыдают, как дети, – Джереми снял очки и девушка вздохнула. В серых глазах, цвета обветренного неба, стояли слезы. Иногда они сбегали по щеке, оставляя мокрые дорожки.
— Боже. Твои глаза. Как небо на улице. И с твоего неба тоже идет дождь, – Лина аккуратно вытерла влагу. Джереми смутился и задал ей еще один вопрос:
— Можно я рассмотрю твое лицо? Своими руками, – получив согласие, он медленно поднял руку и нашел подбородок Лины. Длинные пальцы нежно пробежали по ее губам, задержавшись лишь на мгновение. Затем они изучили овал лица, легонько дотронулась до уха. Сухая кожа рук Джереми, была шершавой на ощупь, но девушке это не доставляло неудобств. Наоборот, она наслаждалась тем, с какой нежностью парень прикасался к ней. Лицо Джереми излучало полный восторг. Серые глаза искрились от счастья. Парень нежно пропустил сквозь руку прядь волос.
— Ты прекрасна, – восторженно прошептал он. – Я бы отдал все, чтобы сейчас, хоть на миг ко мне вернулось зрение. Чтобы я смог увидеть тебя.
Девушка взяла его пальцы и поднесла к своим губам, поцеловав их. Трогательно и нежно.
— Спасибо тебе, – одними губами произнесла она, но Джереми все понял.
Вечер следующего дня был одним из самых суматошных в жизни Лины. Бесконечные репетиции стерли ноги, голова гудела, в горле была раскалённая пустыня. Вся труппа тоже была на взводе.
Только Джереми, сидевший рядом на стуле и разминавший шею девушки, был спокоен:
— У тебя все получится. Я чувствую, как ты танцуешь. Ты заведешь публику, в чем я не сомневаюсь.
Зал был забит под завязку. Пришли друзья, родственники, знакомые, и даже случайные прохожие завернули на огонек. На почетном месте сидел чиновник из министерства, а рядом с ним директор клуба. А в уголке, возле сцены, на маленьком плетеном стульчике улыбался Джереми, с неизменной тростью в руках.
Концерт открыли дети, исполнив бессмертную классику Антонио Вивальди – Времена Года. Зал восторженными хлопками наградил ребятишек.
Следом выступил драматический кружок, показав сценку из Гамлета. Правда, бедный Йорик улетел из рук перепуганного Гамлета в зрительный зал, заставив всех знатно посмеяться. Даже важный чиновник не смог сдержать улыбки и громко хлопал актерам.
Наконец пришел черед выступления Лины. Свет погас и зал погрузился в темноту.
Раздались звуки упругого ритма. Музыка плавно наполнила помещение, и в вышине включился одинокий прожектор. Танцоры в черных трико начали свой танец. Уверенные и отточенные движения мускулистых парней и девушек, вызывали восхищение. Зрители поневоле стали постукивать ногами в такт упругим басам. Пока в центре не появилась Лина в ослепительно белом одеянии. Фоном заиграл мягкий лаунж, органично дополняя волшебные движения девушки. Лина двигалась с грацией пантеры, обещая нереальное наслаждение тому, кто рискнет к ней приблизиться. Все зрители ахнули, когда белая ткань ее костюма треснула по шву, оставляя девушку в импровизированном бикини. Свет погас. Музыка закончилась.
Пятисекундная пауза, завершилась воплями восторга. Весь зал стоя аплодировал труппе танцоров, которые поклонившись, вывели вперед свою звезду. На лице девушки сияла ослепительная улыбка.
Чиновник улыбнулся и, повернувшись к сидящему рядом хозяину клуба, поднял большой палец вверх. Теперь вместе с залом радостно кричали все участники концерта. Клуб был спасен. А в уголке, у самой сцены, стоял пустой плетеный стульчик.
Джереми, яростно стуча тростью, бежал под проливным дождем. Не зная куда. Не извиняясь перед прохожими, которых нечаянно сбивал. Не слыша визга машин, что лавировали в потоке, стараясь не сбить глупого парня. Джереми бежал вперед, что-то бормоча под нос:
— Идиот. Что ты желаешь? Ей не быть с тобой. Калека. Инвалид. Она прекрасна. Что ты можешь ей дать? Ничего.
Ругая себя, Джереми остановился. Затем поднял лицо вверх, подставив его под холодные капли. Он стоял под дождем, почти не шевелясь. Пока его кто-то не схватил за руку. Дальнейшее было как в тумане. Лина целовала его губы, щеки, руки. Парень широко распахнул свои серые глаза, которые так были похожи на дождливое небо, и робко улыбался.
По серой улице шла девушка. Небеса заливали ее худую фигуру щедрыми потоками воды. Накинутый на голову капюшон не спасал от холодной напасти, и девушка изредка шмыгала носом. Она вела за собой парня в темных очках, который забавно подставлял лицо под льющие с неба тугие струи. Он не обращал внимания на окатывающие его потоки мутной жижи с проезжей части. Просто держал за руку своего проводника и стучал по земле небольшой тростью, пытаясь найти кромку бордюра…
— Джереми, ну чем ты думал, куда бежал? – Лина еще злилась на парня, который сидел в ее комнате, сжимая свою тросточку, словно ища в безмолвной вещи хоть какие-то слова.
— Не знаю. Волна накрыла, – отмахнулся он. А затем поневоле начал говорить. Не останавливаясь. Он спрашивал, зачем ей нужен калека. Пусть и с другим взглядом на мир. Она красива. Она обворожительна, но он никогда не сможет получить ее любовь.
Лина, смотря в его серые глаза, грустно улыбалась и сжимала руку парня, пока тот не обмяк. Выдохнув, он снова стал собой. Вежливым и добрым Джереми.
— Глупый. Ну и что? Мы найдем способ, как вернуть тебе зрение. Обязательно. Ты верил в меня, теперь верь мне. Я не оставлю тебя, Джереми, – девушка прижалась к губам слепого парня, который был просто счастлив в этот момент.
Они просидели на стареньком диване до утра, прижимаясь друг к другу. Джереми молча поглаживал руку Лины, направив слепой взгляд в окно. Девушка, положив голову ему на плечо, изредка что-то шептала, заставляя парня улыбаться.
Напротив окон ее квартиры, стоял старый дом. Лина видела, как на балкончик вышел старый мужчина, завернутый в простыню. Он закурил сигарету и уставился вниз.
Солнце бросило первые лучи в окно, заставив девушку сладко потянуться и сильнее прижаться к слепому парню рядом, который задумчиво произнес:
— Зачем он замотался в простыню? Неужели халаты столь дорого стоят?
Девушка ошарашенно повернулась и увидела, как Джереми смотрит на нее осмысленным взглядом своих серых глаз.
— Джереми… — она потеряла все слова. – Как?
— Не знаю, – произнес он, поднося руку Лины к своим губам. – Но знаю одно. Без тебя в моей жизни не было бы света.
Теплое солнце осветило маленькую комнатку. На диване, прижавшись друг к другу, сидели парень и девушка. А рядом на полу валялась тросточка. Ставшая теперь ненужной.

© Гектор Шульц

ПОНРАВИЛОСЬ? ПОДЕЛИТЕСЬ!

источник