Сто лет назад, когда я был на сто лет моложе и регулярно отдыхал в Крыму у друзей, случилась эта маленькая история…

482

Радик, Лена и гитара…

Сто лет назад, когда я был на сто лет моложе и регулярно отдыхал в Крыму у друзей, случилась эта маленькая история из которой я извлек три важных урока:

1) Семь раз отмерь…

2) Думай на полхода вперед…

3) Хорошо смеется тот…

Во дворе трехэтажного дома кучковались мелкие хибарки способные вместить несколько десятков «студентов — отдыхаек». Вокруг них я и крутился как кот: дискотеки, девчонки, разговоры до утра. К старой татарке соседке, приехали в гости пожилые дети с великовозрастным внуком. Естественно внук тут же перешагнул мелкий заборчик и попросился в нашу компанию. Было ему лет двадцать пять и звали его Радик.

Тощий высокий, нескладный татарин с длинными волосами.Первое что сразу бросалось в глаза – это то, что Радик был отчаянно некрасив. Длинный горбатый нос, глаза в горстку, и вечно непроизвольно отвисшая губа. В двух словах он был похож на грустного верблюжонка измультика.

В нашей компании была Лена. Дальше можно не продолжать, во всех подобных компаниях бывает одна Лена и плотная группа остальных девчонок, которые ей завидуют… Вряд ли можно представить человека, который на Лену сказал бы: «Симпотная, конечно, но ничего особенного… » Этот человек сразу вызвал бы жалость к себе…

Все парни поделились на две группы – первая пыталась ухаживать за красоткой, а вторая заранее понимала, что не по Сеньке шапка и чтобы не терять времени изначально переключалась на остальных девчонок. Нужно было торопиться (на море каждый жгучий день — на вес пресного зимнего месяца…).

Как-то среди ночи Лена сказала:

— Эх. Жаль не привезла свою гитару, сейчас бы песни попели…

И тут я вспомнил, что у друзей в сарайчике много лет валяется кем-то забытая гитара «Кремона». Приношу, Лена в восторге, даже в щечку меня поцеловала. Жаль, что на гитаре не было ни одной живой струны.

На следующий день красотка не поленилась, съездила в город и купила набор капроновых струн.Вечером началось веселье. Не то чтобы Лена хорошо играла, но с гитарой -это уже не в сухомятку петь. Радик пожирал гитару глазами, подпевал и заворожено наблюдал за тонкими и вялыми руками гитаристки.

После очередной песни он мечтательно вставил:

— Эх, я с детства мечтал научиться играть на гитаре… Как это наверное классно – любую песню можешь подобрать…

Лена улыбнулась:

— Хочешь, давай научу.

— Правда!? Я даже и не знаю, у меня со слухом не очень, да и голос козлиный, но попробовать хочется…

Учительница надела гитару на Радика, взяла его левую руку и пристроила непослушные и корявые пальцы на нужные струны.

— Давай Радик, жми сильнее и… р-р-аз…

— Больно как-то в пальцы струнами то…

— А как ты хотел? Мне тоже было больно. Искусство требует жертв!

Радик коряво бамкнул правой рукой как волк из «Ну погоди» — раздался неприятный «блэмс», как будто уронили гитару.

Лена:

— Молодец. Давай, давай. … Словно дельфины, черные спины, байдарок на берегу… А тут правда нужно было уже два раза аккорд сменить, но уже что-то…

— Ух ты, класс! Лена, поставь мне задачу и я буду целыми днями сам с собой тихонько сидеть и тренироваться.

На следующий день Радик упорно бренчал, меняя аккорды раз в полчаса, при смене помогая себе правой рукой…

Мы, конечно же, подтрунивали над ним, но не зло, все же у человека была цель и упорство, хоть и не было таланта.

Лена по любому поводу хвалила своего упорного ученика, хоть особо и не за что было… Даже купила ему толстый самоучитель. Радик с утра до вечера пялился в него, пытаясь одним указательным пальцем изобразить игру перебором. Каждый вечер строгая учительница принимала экзамен и ставила оценки линейкой по рукам…

Через неделю Радик выучил свою первую песню на трех блатных аккордах… Лена была в не себя от счастья… а уже вечером того же дня, некоторые из нас видели как Радик с Леной ночью целовались у моря…

Мы, с плохо скрываемой завистью, подкалывали его:

— Повезло тебе Радик и на гитаре играть научишься, да и вообще отлично устроился…

Время шло, они уже целовались при нас, а Радик вплотную перешел к изучению баррэ.

Всю последнюю неделю Лена со своим учеником жила в одной комнате. Наступил день расставания.

Радик проводил Любимую учительницу на станцию и посадил на автобус. Вернулся совсем грустный и его можно было понять…

Я говорю:

— Не переживай Радик, хочешь я тебя научу играть на гитаре? Ты не обижайся, но если честно, то Лена играет не ахти…

Тут я взял гитару и сбацал Цоя. Не буду хвастать, но играю я намного выше среднего… Все, кто при этом присутствовали, тут же подтянулись и начали подпевать. Допели…

Радик грустно посмотрел на меня и сказал:

— Если честно, то я не буду больше учиться играть… И вообще, хорош уже тебе гитару мучить. Я не люблю когда на хреновой гитаре, хреново играют…

— Как это на хрено…? Ты что этим хочешь сказать…!? Это я то хреново играю!!???

Но тут Радик протянул руку, взял у меня гитару, нервно подкрутил колки и… виртуозно заиграл сложнейшую композицию «Полет шмеля»…

Оказалось, что этот долговязый нескладный татарин закончил питерскую консерваторию по классу гитары и увез своих родителей на ПМЖ в Германию, где вкусно их кормил и модно одевал, зарабатывая сольными концертами и выпуская диски…

До конца нашего отдыха, когда этот Сантана немного отошел от расставания с Леной, он по вечерам выдавал на старенькой гитаре, такие нереальные «запилы», что челюсти наши непроизвольно открывались и это делало нас похожими на удивленных и в тоже время грустных верблюжат из мультика…

ПОНРАВИЛОСЬ? ПОДЕЛИСЬ!

источник