Судьба почтальона. Конец серой жизни. Новый сентябрьский день не предвещал дяде Мирону ничего хорошего.

650

Новый сентябрьский день не предвещал дяде Мирону ничего хорошего. Серый обычный день, с серыми деревенскими домами, с серыми недовольными физиономиями пенсионеров. Хотя нет, как раз сегодня серые физиономии будут довольны. Сегодня они получают пенсию. Получат они свои копейки, спрячут где нибудь в чулане и будут ждать следующей пенсии. И так пока не помрут. Всё одно и тоже.

Дядя Мирон одел резиновые сапоги, повесил через плечо сумку почтальона и зашагал по серой, грязной деревенской улице в сторону почты. Дядя Мирон много лет работал почтальоном и обслуживал семь ближайших деревень. Сегодня он будет разносить пенсии, радовать так сказать пенсионеров. Может даже рюмочку ему нальет кто нибудь.

А может не надо её разносить?

Может устроить себе праздник. Гульнуть на бабушкины пенсии. Обойдутся бабки, пусть из чулана схроны свои достают. Ну а чего, жизнь проходит, и пройдет скоро а ничего толком в этой жизни не видел. Совесть? Ну засуну я эту совесть на время куда подальше. В городе у меня есть пара друзей поживу пару месяцев, приоденусь. Посидим в ресторанах городских. Ведь ни разу в ресторане не был.

Ну а потом конечно вернусь. Не будешь ведь вечно бегать, возраст уже не тот. Простите скажу, чёрт попутал. Может и простят. А если посадят? Да нет не должны. Если только условно дадут или поселение какое. Так я и так в поселении всю жизнь. Ничего не видел кроме огорода своего.

Так шел дядя Мирон в первую по его пути и плану деревню. Шел и рассуждал. Конечно он понимал, что не возьмёт он ни копейки из тех что лежат в его сумке. Совесть никуда не засунешь, если она у тебя есть конечно.

— Здорово дядя Мирон,- услышал он голос позади себя.

Мирон оглянулся и не узнал двоих здоровых мужиков. Что-то он не припомнит, из какой они деревни.

— Привет коль не шутите,- поздоровался дядя Мирон,- а чего это вы тут?

— Тебя ждём.

— А чего меня ждать. Я вас не знаю. Вы с какой деревни?

— Сам ты деревня. Денежки давай и тогда может поживешь ещё.

Дядя Мирон сделал пару шагов в сторону от разбойников.

— Нет ребята, деньги я вам не отдам. Не мои они и не ваши.

— Отдашь, куда денешься.

В руке одного из них блеснуло лезвие ножа.

— Нет ребята не отдам.

Дядя Мирон побежал. Сапоги мешали и вязли в грязи. Вот сейчас они догонят и отберут сумку. Уже догоняют.

Дядя Мирон приостановился на секунду. Разбойники тоже остановились.

Мирон скинул сапоги и побежал в одних портянках, которые через десяток метров слетели с ног.

Вон деревня уже видна, но сил совсем не осталось. И тут…

Дядя Мирон подскользнулся и упал на сумку прямо в грязь. Он даже не стал пытаться вставать. Они стояли уже над ним и пинали его с двух сторон. Они пытались его перевернуть и вытащить из под него сумку, но у них ничего не получалось. Дядя Мирон ращеперился как лягушка, не сдвинешь.

Со стороны деревни бежали трое мужиков. Они видимо заметили такое безобразие и поспешили на помощь. Ещё две, три минуты и они буду здесь.

— Нет ребята,- прерывисто проговорил Мирон,- Нет.

— Получи собака…

Мирон почувствовал резкую жгучую боль между лопатками.

— Нет ребята…

К Мирону уже бежало пол деревни. А он нисколько и не сомневался, что люди в деревнях хорошие. Они никогда не пройдут мимо. Обязательно помогут. И как это только мысли такие грязные в голову могли придти, гульнуть на их деньги. Фантазер старый.

Дядя Мирон лежал в грязи обхватив сумку скрюченными руками. Люди не сразу заметили что он босиком.

— Скорую вызвали? Сходите сапоги его поищите. Не трогайте нож.

Это были последние слова которые Мирон услышал в своей серой жизни.

ПОНРАВИЛОСЬ? ПОДЕЛИТЕСЬ!

источник