Я вспомню! Я выплываю из тумана… Руки, ноги – все связано… – Мама! Мама? – Нет… слово непривычное…

1806

Я вспомню!

Я выплываю из тумана… Руки, ноги – все связано… Чёрт, чёрт!!! Как больно!.. Мука какая! Во рту сухо…
– Мама! Мама? – Нет… слово непривычное… Я его никогда не говорил… Помню, что мама есть, но она не любит это слово… Она молода ещё… Зубы сцепил, молчу… Трубка какая-то во рту… Сухо… Как хочется пить!
– Мама! Пить!
Зачем я это говорю? Наверное, инстинкт. В голове полный кавардак, но про инстинкты я помню… Стоп! А что ещё я помню? Кто я? Где – уже не самый важный вопрос, а вот кто? Как же страшно! Рвусь – надо встать, надо пойти и узнать – ведь где-то тут люди, они скажут!
– Тише, тише! – Я слышу чей-то голос рядом. – Тише! Пришёл в себя? Вот и молодец! А теперь тише! Нельзя тебе пока!
Что нельзя? Я должен встать и все узнать! Должен разобраться! Я должен встать! Почему так больно и тело не слушается? Я даже глаза не могу открыть! Кто здесь? Кто я?!! Страшно… Теряю сознание…
Опять выплываю… Непонятно пока, откуда и куда… Опять тупая боль и чувство связанности, ко всему этому ещё добавилось чувство страшной потери… Да, я еще не знаю, кто я? А что я такое потерял, что мне так безумно плохо? Плачу… нет, не плачу… я вою! Даже не знаю, почему… Укол… и я опять во мраке…
Проходят недели… или месяцы… Я все ещё с трудом понимаю, что произошло… К боли привык, это фигня, это можно победить; немного вспомнил о себе, немного о тех, кто приходят ко мне и скорбно сидят рядом. Ага! Это типа родня и друзья! Смеюсь: да кто же так поддерживает? Не на похоронах пока ещё?! Бубнят банальности – все будет хорошо… Да пошли вы все!!! Я вас не знаю!!! Я сам не знаю, как оно будет! Дайте разобраться! Блин, тут врачи говорят, что никогда не встану и вряд ли память вернётся до конца! Ага! Это обо мне? А фиг вам всем!!! Рычу от злости! Не угадали!!!
Сны… Сны разные… в основном, я в них пою. А в реале – каркаю, как ворона, или шепчу. Значит, не про меня? Чёрт! Ни хрена не помню больше!
Женщина приходит… Красивая. Говорит, что мама моя… Душа рванулась – сейчас я все вспомню! Нет… холодно…
– Ты понимаешь… у нас такие обстоятельства… Мы с отцом не сможем забрать тебя… Мы не потянем… Дочку твою тоже…
– Дочка? У меня есть дочка? Ммммм… Почему я не могу вспомнить? Большая? А где её мама? Жена моя?
Мама отворачивается… Где-то за её спиной тенью прячется отец…
– Уйдите!!!
Отворачиваюсь к стене… Хоть какой-то прогресс! Могу отвернуться…
Вот ведь чудно?! Мало что помню, зато помню тучу анекдотов и баек. Развлекаю товарищей по палате. Я уже кое-что вспомнил о себе, имя хотя бы… Да ладно! Если буду думать и киснуть, то никогда не встану! А мне надо встать! У меня дочка! Она ждёт! … Мне уже сказали, что жена погибла… Мы попали в аварию… Я пока ничего не помню… Потом… Сейчас не надо… И так жутко больно… Днём смеюсь, веселю всех. Ночью плачу. Даже не от боли. Не знаю, почему… Может и не надо мне всю память возвращать?
День выписки… Меня не могут держать больше в больнице. Позвонили маме. Она должна меня забрать. А я не знаю, мне туда? Приходила ещё одна тётка. Я её тоже не помню. Просто сидела молча рядом и вздыхала. Бормотала… Как будто я не слышу?
– Сестра на мне, с детства тяну… дурочкой уродилась… Бог мужа дал, понимал, что с довеском я… Хороший был… дочечка была у нас… А бог забрал и мужа, а теперь и дочечку… Лежит, этот… лось – муж ейный, без мозгов, да без памяти… А доча-то – как его любила, волосатого этого, сопляк ведь перед ней! На целую школу моложе! Но… видать, знала, за что любила… А уж как он её любил! Ох, не потяну я… но внучка же! Не отдам! Выдюжим!
Странная какая-то тётка… Не помню совсем. Что она рядом причитает? Может, над соседом по палате?
Когда это было? Не помню… Чертов туман в голове… Меня на каталку кладут, документы на пузо – жди! В коридоре холодно… Жду, куда деваться? Целый день жду… Никто не приехал меня забрать… А кто должен был? Не помню… Но так горько… Опять плачу, как дурак… Холодно, есть хочу… С кухни больничной пахнет вкусно… А мне уже не положено. Я уже не ихний… А чей? Опять страшно… Мимо люди ходят, а я как ничейный дурак… В коридоре на каталке и документы на пузе…
Парень какой-то в милицейской форме – помню, видел его, сказал, что брат мой. Ого! Какой у меня брат, оказывается! Красавец! Решительно забирает документы, которые я уже все помял от волнения, паспорт кому-то свой показал, значит и правда брат. Повез меня по коридору, а я просто рад, что куда-то еду.
– Держись, братан! Хоть и морда ты звездючая, но я тебя, заразу, люблю! Сейчас дома будешь!
– К маме? – спрашиваю я. Наверное, дурацкий вопрос, раз он промолчал, отвернувшись. Я хоть многого пока не помню и не понимаю, но чувствую.
– Приехали… – брат тащит меня на руках, а я вдруг вспоминаю, как он меня маленького так носил, и доверчиво обнимаю его за шею.
– Блин! Да что ты, носом хлюпаешь, как маленький? Все хорошо будет! Тебя ждут! – пытается быть суровым он.
– Теть Кать! Доставил!
Меня кладут на мягкие подушки. Мне так хорошо. Я ещё не узнал дом, но у меня ощущение, что я был в нем счастлив…
Тётка эта суровая опять… Значит, про меня все говорила? И девочка, рядом с ней, маленькая, года четыре… Такая хорошенькая! Глазки синенькие, волосики светлые… Робко подходит и обнимает… Так тепло… родное… в ухо шепчет:
– Папа…
Тётка – да нет, я помню уже – тётя Катя, смахивая слезу, говорит:
– Вот ты и дома, сынок, а меня мамой теперь зови! Один ты у меня… и внучка…
Я смогу! Я знаю, что смогу! Я встану! Я вспомню! Не вспомню – значит, начну заново! Есть для кого! Нет ничего невозможного, когда тебя любят и ты нужен!

ПОНРАВИЛОСЬ? ПОДЕЛИТЕСЬ!

источник