Закинув мешок на плечо, егерь пустился в путь. В его далеко за шестьдесят ноша была довольно тяжелой.

666

Олегу Пассар посвящается.

Чжурчжэни

Закинув мешок на плечо, егерь пустился в путь. В его далеко за шестьдесят ноша была довольно тяжелой. Спеша оказаться на месте вчерашней встречи, он покинул зимовье еще до наступления рассвета. Свою знакомую, как и накануне, застал посреди выеденного до камней клочка земли, размером едва превосходящем пару квадратных метров.
Она лежала в неуклюжей позе, поджав под себя ноги — стала жертвой весны, порезав конечности об ледяной наст. Худая самка, завидев чужака, подскочила, встав в оборонительную позу. Попыталась атаковать, но тут же рухнула, лишившись последних сил. — Да лежи уже — не рыпайся, — егерь улыбнулся. Только сейчас он заметил, что у плоского как доска , оголодавшего копытного не было глаза. Удивительно, что животное с таким изъяном смогло выжить. Он скинул мешок и бросил пару горстей комбикорма перед кабанихой. Она жадно съела и поднявшись устремила ввысь просящий взгляд.

— Нельзя тебе сейчас много, — егерь развел костер. Набрав снега в котелок, он повесил его над огнем. Не дожидаясь пока жидкость закипит, высыпал в неё три пачки фурацилина и снял с палки.
Самка забрыкалась при приближении человека, а он лишь положил на её морду изрезанную морщинами ладонь. Она смирилась, отдав себя на волю судьбы.

— Потерпи немного, — он начал лить теплую воду на задние конечности животного. Кабаниха вздрогнула, попытавшись убежать.

— Тише. Закончив с медициной, мужчина протоптал тропы к нескольким дубам. Посыпав дорогу кормом, пошел за орешником. Нарубленные ветки уложил перед последним деревом и опорожнил мешок с едой.

— Ну вот и все — не пропадешь, — попрощался егерь.

***

— Не лучшее лето, август, а листья начали темнеть — не будет в этом году ни ореха, ни жёлудя, еще и “черные” опять дубы повадились рубить. Ждать шатунов по зиме, — присев на свежий пень, егерь закурил.
Кусты зашелестели и прямо на него вышел огромный кабан. Мужчина снял с плеча ружье, но заметив, что у зверя нет глаза, стрелять не стал.
— А ну пошла отсюда! — егерь топнул ногой. Кабаниха же, будто не заметив этого, шла к нему, вслед за ней бежали пять полосатиков.
Кривя пятак и хрюкая, она приблизилась почти вплотную — узнала.
Прозвучал выстрел. Поросята с визгом убежали, а мать непонимающе уставилась на него, прижав уши к смешной голове.

— Не привыкай к людям — боком выйдет, — второй залп все же напугал животное, взметнув фонтан земли перед ногами .
Чжурчжэни докурил, перезарядил ружье и продолжил путь…

Геннадий Соскин

ПОНРАВИЛОСЬ? ПОДЕЛИТЕСЬ!

источник