Женщина одна ну очень вредная да спесивая была. Только о себе и думала, а других и вовсе не уважала…

526

Женщина одна ну очень вредная да спесивая была. Только о себе и думала, а других и вовсе не уважала. И привычка у неё поганая имелась. Аккурат у подъезда парковаться, значит. Приедет с работы поздно, да машину-то возле него и бросает. А то что соседи с утра должны корячиться, чтобы обойти, её нисколечки не волновало. Особенно мамам с колясками доставалась.
Мужу-то стыдно за неё было, да. Он ей объяснить, что негоже делать так пробовал, да какое там. Рот свой откроет и давай орать, что отстань, мол. Но не культурно, а иногда и матом даже. И вот как-то поехала она на работу с утра. По дороге дворники включила, и вдруг стекло всё будто бы кровищей обмазалось. Это ей щётки гуашью намазали, значит. Видимо, совсем уж соседи-то разозлились. Так-то они под дворники записочки вежливые совали раньше. Вернулась она вечером да скандал мужу и закатила. Иди, мол, с соседями разбираться. Никуда он, конечно, не пошёл, но задумался крепко. Раз соседи от попыток переговоров к действиям военным перешли, то дальше ведь мало ли что придумают. Могут ведь на крышу крошек да пшена насыпать. Он аж поёжился от мысли такой. Бюджет-то семейный общий. И придётся ему денежки на ремонт крыши отдать, а с мечтой о спиннинге новеньком и вовсе попрощаться. А потом лицом вдруг посветлел, дождался чтобы подруга жизни его спать улеглась, да из дома-то потихоньку и вышел. А с утра только жена на работу отправилась, слышит он — будто бы сигнализация какая визжит, а потом разобрал, что это голос супружницы его любимой. Вниз спустился – а на бампере переднем у ней инсталляция целая устроена. Тарелочка приклеена, вилка с ножом да ещё и стаканчик прилажен. И не из пластмассы какой, а все предметы там сделанные нержавеющей стали. Ну произведение искусства современного прямо! Та орёт – давай отдирай, мол. Да какой там. Намертво схвачено смолой эпоксидной. Так и пришлось ей с композицией этой на работу ехать. Опаздывать-то нельзя. И хоть финансовый директор она, у них в фирме с дисциплиной ну очень было строго. Сколько ей по дороге пальцев из машин встречных показывали, и не счесть даже. Злая она как мегера приехала так что. А в коллективе ну очень её не любили. Да и было за что. Она до денег прям очень жадная была, если они и не её вовсе даже. То на рекламу у неё не допросятся, то на стул новый. А чтобы кому премию выдать – так про то лучше и вообще не заикаться. Поставила она машину свою возле здания офисного, да работать-то и пошла. А вечером домой ехать – а у ней чуть удар апоплексический от злости не приключился. На тарелочку-то ей кто-то какашку большущую положил и жидкости цвета жёлтого в стаканчик налил. И записочка в какашку воткнута. И написано на ней, что приятного аппетита вам, мол, Ирина Ивановна, дорогая! А чья какашка-то кто уж там разберёт, может вовсе и не собачья. Да и в стаканчике пиво или другое что – кто его знает. Ну бумажку она вынула да выкинула, а к остальному не знает-то как и подступиться. Так домой и поехала. Правда стемнеет когда в кафе соседнем пришлось ей дожидаться. Заходит она такая в квартиру – а муж её встречает такой и говорит – поздравляю, дорогая, мол. Ты с машиной своей звездой интернета стала! С той поры как она уж возле подъезда не парковалась. Да и с работы уйти пришлось, авторитет-то свой она растеряла напрочь.

© Helina Bentsioni

ПОНРАВИЛОСЬ? ПОДЕЛИТЕСЬ!

источник